Новости

  • СОК 2019/10 Разрушаем миф об энергоэффективности систем VRF с водяным охлаждением конденсатора

    Системы VRF с водяным охлаждением конденсатора появились в 1998 году, когда компания Mitsubishi Electric первой внедрила в производство данный тип оборудования с единственной целью — возможностью кондиционирования высотных зданий. Дело в том, что классические системы VRF были хороши всем — компактны и энергоэффективны, за счёт модульности способны кондиционировать любое по размерам здание. Кроме одного критерия — ограниченного перепада высот между наружным и внутренними блоками. На тот период эта величина составляла 50 м (сегодня максимально допустимый перепад высот — 90–110 м).

    Поэтому было придумано классическое решение — охлаждение конденсаторов с помощью воды или водных незамерзающих растворов. Перепад высот при этом может быть практически любым и ограничен только прочностью водяных трубопроводов. В этом случае при необходимости ставился промежуточный теплообменник «вода-вода», и снова перегретую воду можно было удалять как угодно высоко (рис. 1). Это не очень удачный выбор с точки зрения энергоэффективности, но энергоэффективность и не была целью данного решения.

    Разрушаем миф об энергоэффективности систем VRF с водяным охлаждением конденсатора. 10/2019. Фото 1

    Так откуда возник миф о малом энергопотреблении VRF-систем с водяным охлаждением конденсатора? Ответ: от лукавства поставщиков оборудования и невнимательности заказчиков. Если мы посмотрим на характеристики систем VRF в каталогах, то увидим следующие цифры (табл. 1). Для корректности сравнения приводим цифры одного известного производителя (L).

    Разрушаем миф об энергоэффективности систем VRF с водяным охлаждением конденсатора. 10/2019. Фото 2

    То есть при сравнении величины EER из каталожных таблиц у заказчиков складывается впечатление, что этот показатель у водяных систем выше, а значит, и энергоэффективность водяных систем, естественно, тоже выше.

    Однако «дьявол прячется в деталях», и всё самое важное пишется самым мелким шрифтом. И что же написано мелким шрифтом под каждой таблицей в каталогах? Производительность указана при номинальных параметрах: температура в помещении +27°C, уличная температура +35°C, температура охлаждающей воды на входе в конденсатор +30°C.

    Температура внутреннего воздуха нас пока не интересует, она будет одинакова для наших сравниваемых систем (27°C сухого термометра, 19°C влажного термометра). Теперь давайте зададим главный вопрос: какую минимальную температуру охлаждающей воды мы можем получить в сухом охладителе (драйкулере) при наружной температуре +35°C? При бесконечно большом теплообменнике получим те же +35°C, но это практически нереально. А при реальных размерах теплообменника мы получим воду с температурой на 5–10°C выше, чем охлаждающий её воздух. То есть действительная температура воды на входе в конденсатор VRF-системы будет не +30°C, а в лучшем случае +40°C, а реальнее — +45°C.

    И как же изменятся характеристики энергопотребления водяной системы VRF при этих условиях?

    Для более подробных расчётов производители размещают таблицы изменения характеристик систем в реальных условиях (пример приведён в табл. 2).

    Разрушаем миф об энергоэффективности систем VRF с водяным охлаждением конденсатора. 10/2019. Фото 3

    Мы видим, что, во-первых, производительность водяных VRF-систем резко упала: блоки выдают уже не 28 кВт холода, а 25,2 и 23,8 кВт, соответственно. А энергопотребление, наоборот, возросло. Коэффициент энергетической эффективности в режиме охлаждения опустился до четырёх единиц: 4,18 и 3,56, что значительно ниже EER для систем воздушного охлаждения того же производителя.

    Но, возможно, это просто производитель «неправильный», а у других всё по-другому? Давайте для чистоты выводов посмотрим на другого не менее известного производителя (М) систем VRF с воздушным и водяным охлаждением (табл. 3).

    Разрушаем миф об энергоэффективности систем VRF с водяным охлаждением конденсатора. 10/2019. Фото 4

    Ничего практически не поменялось, воздушные VRF другого производителя в реальных условиях сравнения показывают бóльшую производительность и меньшее энергопотребление, чем VRF с водяным конденсатором.

    Но наше сравнение на этом не заканчивается. Дело в том, что систему кондиционирования нужно рассматривать в комплексе. То есть система с воздушным конденсатором не требует других, так скажем, энергетических элементов, кроме наружного и внутреннего блоков. Система с водяным конденсатором требует отдельной системы отвода тепловой энергии: водяного контура, который содержит два дополнительных энергопотребляющих элемента. Это насос и воздушный охладитель воды (драйкулер). Драйкулер может быть по конструкции «сухой» и «мокрый», мы чуть позже рассмотрим оба варианта. Оба этих элемента расходуют электроэнергию, и не учитывать их в балансе выработки холода неправильно.

    Итак, энергопотребление насоса пропорционально произведению производительности насоса на перепад давления и обратно пропорционально КПД. Давайте укрупнённо посчитаем величину добавочных энергозатрат на циркуляцию водяного контура.

    Во-первых, производительность насоса рассчитывается исходя из требуемого температурного перепада на конденсаторе (как правило, это 5°C). При большем перепаде температуры мы экономим на насосах и трубопроводах, но получаем более высокую температуру конденсации и дополнительный расход энергии компрессоров. И это перекрывает всю экономию. При меньшем перепаде (2–3°C) мы немного увеличиваем энергоэффективность холодильного цикла, но в два раза увеличиваем расход воды и, соответственно, затраты на её перемещение.

    Есть ещё один нюанс, про который часто забывают в проектах: какое количество тепла сбрасывает наружный блок с номинальной холодопроизводительностью 28 кВт? Часто в проектах при расчёте воздушных охладителей используют только холодильную мощность, что приводит к ошибке примерно в 30%.

    На конденсаторе холодильной установки сбрасывается не только энергия, полученная испарителем, но и энергия сжатия компрессора. Итого данные для расчёта водяного контура нашего примера приведены в табл. 4.

    Разрушаем миф об энергоэффективности систем VRF с водяным охлаждением конденсатора. 10/2019. Фото 5

    Энергоэффективность в режиме частичной нагрузки

    По результатам табл. 4 видно, что энергоэффективность воздушных систем VRF в полтора раза выше, чем водяных. Но мы сделали расчёт в максимальном режиме загрузки — 100%. Бóльшую часть времени системы кондиционирования работают с частичной загрузкой и при средней температуре наружного воздуха. Просчитаем и этот вариант: возьмём загрузку наружного блока 50% и наружную температуру +25°C. Ранее мы уже определили, что температура охлаждаемой воды больше температуры наружного воздуха на 5–10°C. Так как у нас в два раза снижается количество отвода тепла, то вполне логично применить высокоэффективные насосы с частотным регулированием. Снижение производительности в два раза приведёт к снижению энергопотребления насоса в четыре раза. Драйкулер отключит часть вентиляторов и также снизит своё энергопотребление в два раза (табл. 5).

    Разрушаем миф об энергоэффективности систем VRF с водяным охлаждением конденсатора. 10/2019. Фото 6

    В итоге в режиме частичной нагрузки EER на всех системах вырастет и составит: на воздушных VRF — более восьми единиц, на водяных VRF-системах — около пяти единиц.

    Применение драйкулеров открытого (испарительного) типов

    Одним из аргументов в пользу водяных VRF-систем приводят возможность использования адиабатического охлаждения циркуляционной воды и повышения энергетической эффективности. Рассмотрим и этот вариант (рис. 2).

    Разрушаем миф об энергоэффективности систем VRF с водяным охлаждением конденсатора. 10/2019. Фото 7

    При открытом контакте нагретой воды с воздухом возникает эффект испарения и дополнительного адиабатического охлаждения воды. Как этот процесс выглядит на диаграмме «энтальпия-влагосодержание», показано на рис. 3.

    Разрушаем миф об энергоэффективности систем VRF с водяным охлаждением конденсатора. 10/2019. Фото 8

    Разрушаем миф об энергоэффективности систем VRF с водяным охлаждением конденсатора. 10/2019. Фото 9

    Как видно из рис. 3, при номинальных параметрах наружного воздуха +35°C и влажности 50% мы можем охладить воду с помощью испарения до +26°C. Это если процесс идёт бесконечно долго или поверхность испарения у нас бесконечных размеров. В реальных «мокрых» драйкулерах процесс охлаждения идёт не до конца (линия 100% влажности), и воду можно охладить максимум от +35 до +30°C. К тому же не нужно забывать о принципиальных недостатках испарительного охлаждения:

    1. Драйкулер открытого типа является одновременно скруббером*, прекрасно улавливающим крупные, средние и мелкие пылинки из воздуха и быстро накапливающим их в циркуляционной воде. Раз в две-четыре недели воду необходимо основательно чистить или менять.

    2. Вода испаряется, поэтому и происходит охлаждение. При испарении происходит накапливание всех солей, пришедших из подпиточной воды. Соли жёсткости будут быстро забивать всё, что можно забить, от насосов до запорных клапанов.

    3. Невозможно использовать систему зимой, так как вода будет просто замерзать. Сухие драйкулеры могут быть заполнены растворами гликоля, поэтому системы можно эксплуатировать круглый год.

    4. Вода испаряется только при относительной влажности воздуха менее 100%. Если недавно прошёл дождь или сам по себе климат влажный — испарительное охлаждение не работает.

    Но в целом — да, водяные VRF-системы можно использовать с драйкулерами мокрого типа, и это даст дополнительное охлаждение воды примерно на 5°C. Но тогда необходимо рассматривать аналогичный вариант и для VRF-систем с воздушным конденсатором. А именно — орошение конденсатора водой для его дополнительного охлаждения.

    В этом случае возникает интересный эффект. Температура конденсации хладагента при номинальных условиях составляет 45–47°C. Вода, попадая на теплообменник конденсатора, быстро приобретает такую температуру и начинает испаряться активнее, чем при температуре окружающего воздуха. В результате потенциал адиабатического охлаждения получается значительно выше, и орошение способно снизить температуру конденсации воздушных VRF на 10°C, повысив энергоэффективность в жаркие дни. Один из возможных вариантов — осуществлять орошение конденсаторов наружных блоков дренажной водой из внутренних блоков.

    Во-первых, дренаж не содержит солей, поэтому нет проблем с дальнейшей очисткой теплообменников. Во-вторых, максимальное выделение дренажа возникает именно в жаркие и влажные дни. Поэтому этот способ является самым простым и логичным.

    Выводы

    1. Энергоэффективность систем VRF с водяным охлаждение конденсатора в полтора-два раза ниже, чем у VRF-систем с воздушным конденсатором.

    2. Область оптимального применения VRF-систем с водяным охлаждением конденсатора — здания высотой более 100 м, когда невозможно использовать VRF-системы с воздушным конденсатором. Но и в этом случае оптимально верхние этажи по возможности кондиционировать с помощью классических воздушных VRF, а нижние — с помощью водяных VRF.

    3. Капитальные затраты на кондиционирование с помощью VRF с водяным конденсатором примерно в два раза больше, чем в случае с применением классических воздушных VRF.

  • liNear Solutions повышают вашу производительность

    Посмотрите видео, как подключать отопительные приборы разными способами, задавая определенные параметры в соответствующем диалоге и получая различные результаты.

    [embedded content]

  • На заметку: 17.03.2020, Fiera Milano (Италия, Милан), выставка «MOSTRA CONVEGNO EXPOCOMFORT (МСЕ)»

    С 17 по 20 марта 2020 года в выставочном комплексе Fiera Milano (Милан, Италия) пройдет 42-я Международная выставка технологий обогрева, охлаждения и кондиционирования — Mostra Convegno Expocomfort (MCE). Это одна из крупнейших и популярнейших международных выставок. Она проводится один раз в два года. MCE — Mostra Convegno Expocomfort — предлагает полный обзор инновационных продуктов и их применения в строительной индустрии при инженерном обоудовании зданий и помещений, а также новые тенденции в технологиях повышения энергоэффективности. Ниже приведены основные разделы выставки:

    КЛИМАТИЧЕСКОЕ ОБОРУДОВАНИЕ

    • Отопление
    • Кондиционирование воздуха
    • Тепловые насосы
    • Вентиляция
    • Холодильная техника
    • Солнечные установки для отопления и ГВС
    • Геотермальные установки
    • Когенерация

    ВОДНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

    • Трубы и инженерная сантехника
    • Очистка воды
    • Запорная арматура
    • Ванные принадлежности
    • Забота о здоровье

    ОБОРУДОВАНИЕ

    • Компоненты для HVAC
    • Оборудование и инструменты
    • Изоляционные материалы

    «УМНЫЕ» РЕШЕНИЯ (THAT’S SMART)

    • Автоматизация дома
    • Измерительное оборудование
    • Электрическая возобновляемая энергия
    • Мобильные компоненты

    Организатор: 
    Reed Exhibitions

    Время проведения:
    17 марта (вторник) – 20 марта (пятница) 2020 г.
    9.00 — 18.30

    Место проведения:
    Милан, Италия
    Fiera Milano Rho (MI)
    Strada Statale del Sempione, 28, 20017 Rho (Milano), Italy

    Официальный сайт выставки Mostra Convegno Expocomfortwww.mcexpocomfort.it

  • СОК 2019/10 Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде

    Использование ультразвуковых колебаний в процессах очистки воды от минерально-липидных соединений является частью научной проблемы использования физических методов, которые включают: ультразвуковой, магнитный, высокочастотный, рентгеновский и ультрафиолетовый [1]. Во многих отраслях народного хозяйства — металлургии, машиностроении, теплоэнергетики, тяжёлой промышленности, химических производств и медицине, — использование ультразвукового поля находит широкое применение. Многообразием физико-химических явлений, возникающих в ультразвуковом поле, объясняется применение ультразвука в различных технологиях [1, 2].

    Ультразвуковые колебания вызывают диспергирование и эмульгирование веществ, способствуют коагуляции и дегазации, оказывают влияние на процессы кристаллизации и растворения. Ультразвук вызывает разнообразные химические превращения вещества, в числе которых можно назвать реакции окисления, восстановления и полимеризации [2].

    В этих условиях постановка вопроса о возможности применения ультразвука для извлечения липидных соединений является актуальной. Однако теоретическая сторона этого вопроса представляет собой научный интерес.

    Ультразвуковые колебания относят к упругим колебаниям. При большой интенсивности ультразвуковые волны описываются законами нелинейной акустики. При распространении ультразвуковых волн в жидкости возникают акустические течения, уплотнение и разряжение среды.

    К числу нелинейных явлений, возникающих в ультразвуковом поле, относят акустическую кавитацию. В жидкостях ультразвук распространяется в виде объёмных волн [3].

    Скорость в среде упругой волны зависит от плотности среды ρ и адиабатического коэффициента сжимаемости βад и вычисляется по следующей формуле:

    Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде. 10/2019. Фото 1

    где с — скорость звука, м/с; ρ — плотности среды, кг/м³; βад — адиабатический коэффициент сжимаемости, Па-1.

    Распространение упругих волн в различных средах описывается уравнением:

    y = Asin(ω)t, (2)

    где A — амплитуда колебаний, мм; ω — циклическая частота, рад/с; t — временной период, с-1.

    Звуковая волна, проходя через жидкость, создаёт зоны сжатия и разряжения, меняющиеся местами в каждый полупериод прохождения волны.

    При этом возникает знакопеременное давление p [Па], которое можно определить по формуле:

    Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде. 10/2019. Фото 2

    где I — интенсивность звука, Вт/м².

    В данной точке среды в течение периода давление p меняется от максимума до нуля, затем снова возрастает до максимального значения и соответствует описанию гармонических колебаний:

    p = pmaxsin(ω)t, (4)

    где pmax — максимальное звуковое давление (амплитуда давления) [Па]:

    pmax = ωcρA. (5)

    Теплопроводность и волновое сопротивление среды способствуют поглощению акустической энергии и зависит от плотности среды ρ и скорости звука c. Значение волнового сопротивления среды определяется отношением звукового давления в бегущей плоской волне к колебательной скорости частиц среды:

    p/υ = ρc, (6)

    где υ — колебательная скорость, м/с.

    Частицы упругой среды, в которой распространяются ультразвуковые волны, совершают колебательные движения и поэтому обладают кинетической и потенциальной энергией. Количество энергии, переносимое звуковыми колебаниями за 1 с через площадь в 1 см², которая перпендикулярна направлению их распространения, характеризует интенсивность звука и определяется по формуле:

    I = E1c, (7)

    где Е1 — плотность энергии, Дж/м³.

    Плотность звуковой энергии в каждой точке меняется со временем. Среднее значение плотности энергии в данной точке определяется по формуле:

    Е1 = 0,5A2ω2ρ. (8)

    Преобразуя уравнения (7) и (8), получим выражение (9):

    I = 0,5A2ω2ρc. (9)

    При распространении звуковых волн в жидкостной среде интенсивность звука I уменьшается с увеличением расстояния от источника излучения по уравнению:

    I = I0e(-2αX), (10)

    где I0 — интенсивность звука при X = 0; α — коэффициент поглощения, с²/м.

    Важнейшим нелинейным эффектом в ультразвуковом поле является кавитация — возникновение в жидкости массы пульсирующих пузырьков, заполненных паром, газом или их смесью [1, 4].

    Сложное движение пузырьков, их захлопывание, слияние друг с другом и т. д. порождают в жидкости импульсы сжатия (микроударные волны) и микропотоки, вызывают локальное нагревание среды, ионизацию. Эти эффекты оказывают влияние на вещество: происходит разрушение находящихся в жидкости твёрдых частиц (кавитационная эрозия), возникает перемешивание жидкости, инициируются или ускоряются различные физические и химические процессы.

    Для того чтобы математически описать процесс, происходящий в минерально-липидных соединениях при наложении ультразвукового поля, предположим, что частицы минерального и липидного происхождения представляют собой шарообразную форму, которые под воздействием кавитации будут распадаться на более мелкие части. Причём частицы липидного происхождения в результате освобождения от частиц неорганического состава, стремятся к слипанию между собой. Учитывая плотность воды и частиц, необходимо отметить, что частицы минерального состава всегда тяжелее воды, и поэтому с ними происходит процесс седиментации. Частицы липидного происхождения всегда легче воды, поэтому происходит процесс флотации [5].

    Ультразвуковые колебания в кавитационном режиме освобождают частицу липидов от минеральной основы, разрушая вокруг неё плёнку, способствуя выделению липидов из воды, а частицы минеральной основы подвергаются ускоренной седиментации. Минерально-липидные соединения присутствуют в составе шерстомойных сточных вод. Модель минерально-липидного соединения исходной воды показана на рис. 1.

    Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде. 10/2019. Фото 3

    Допускаем, что минерально-липидные соединения имеют форму шара, и их количество в единице объёма составляет n1, при этом диаметр этих частиц будет d1. Рассмотрим процесс воздействия ультразвука на минерально-липидные соединения, по стадиям применительно к единице объёма сточной воды V (рис. 2).

    Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде. 10/2019. Фото 4

    В результате воздействия явления акустической кавитации на частицу диаметром d1 происходит разрушение оболочки липидного происхождения. Частицы липидов диаметром d2 всплывают в воде, а частицы минерального происхождения выпадают в осадок, при этом их диаметр составляет (d1 — d2) [22]. Если число частиц минерально-липидных соединений в единице объёма сточной воды равно n1, то их объём составляет:

    Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде. 10/2019. Фото 5

    где V1 — общий объём минерально-липидных соединений в начальный момент разделения, м³.

    Под воздействием акустической кавитации освобождаются все липидные частицы, и их число составляет n2, тогда объём отделённых липидных частиц:

    Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде. 10/2019. Фото 6

    где V2 — общий объём всплывших липидных частиц, м³. Общий объём минеральных частиц диаметром (d1 — d2), выпавших в осадок, будет:

    Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде. 10/2019. Фото 7

    где V3 — общий объём минеральных частиц диаметром (d1 — d2), м³.

    Составив уравнение материального баланса, учитывая приведённые выше допущения и уравнения (11, 12, 13), получим следующую сумму

    V1 = V2 + V3, (14)

    и тогда

    Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде. 10/2019. Фото 8

    Так как расчёты приведены к единице объёма, составим следующее уравнение:

    Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде. 10/2019. Фото 9

    Далее обозначим через N концентрацию липидных частиц в единице объёма, а через ΔN — концентрацию липидных частиц, выделяемых из единицы объёма сточной воды. Составляем пропорцию:

    Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде. 10/2019. Фото 10

    Подставим выражение (17) в уравнение (16) и запишем:

    Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде. 10/2019. Фото 11

    раскрывая скобки, получим выражение:

    Теоретическая разработка модели ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде. 10/2019. Фото 12

    В общем виде это уравнение можно записать как:

    y = bx — ax2 + 1, (20)

    где a и b — константы, определяемые из эксперимента для каждого конкретного случая.

    Выводы

    1. Разработана модель ультразвукового воздействия на минерально-липидные соединения в воде.

    2. Получена квадратичная зависимость влияния ультразвукового поля на процессы седиментации и флотации минерально-липидных соединений в воде.

  • СОК 2019/10 Воздушные тепловые насосы De Dietrich

    Можно предположить, что в обозримом будущем мы перейдём к этапу более активного внедрения тепловых насосов в РФ, и в количественном выражении это будет наиболее заметно по тепловым насосам для системы ГВС. Именно в этом оборудовании скрыт реальный потенциал для внедрения на многих объектах для частного, коммерческого и административно-бытового применения.

    Воздушные тепловые насосы De Dietrich. 10/2019. Фото 1

    Конструкция воздушного теплового насоса De Dietrich модели Kaliko для системы ГВС — или, как его ещё называют, термодинамического водонагревателя, — напоминает ёмкостной водонагреватель косвенного нагрева. С той разницей, что, помимо теплообменника-змеевика для подключения котла, в нижней части ёмкости для получения горячей воды имеется ещё и конденсатор теплового насоса. Испаритель, вентилятор, автоматика и другие узлы теплового насоса размещены на верхней части оборудования. Таким образом, отсутствует внешний блок теплового насоса, что делает его установку таким же простым, как и монтаж стандартного ёмкостного водонагревателя.

    Для выработки горячей воды Kaliko потребляет всего 500 Вт и при лучшем коэффициенте эффективности теплового насоса (СОР = 3,7) обеспечивает 1,7 кВт мощности нагрева в системе ГВС.

    Для оценки целесообразности применения сравним тепловой насос для системы ГВС с ёмкостным электрическим водонагревателем. Для расчёта приняты средние реальные показатели эффективности теплового насоса, исключая максимальные значения СОР. Расчёт выводит потреблённое количество горячей воды, выше которого достигается окупаемость капитальных затрат.

    Иными словами, для подобного оборудования срок окупаемости точнее измерять не во времени, а в литрах приготовленной горячей воды. Но, если для удобства восприятия для разных категорий потребителей перевести расход в месяцы, то получим срок окупаемости в диапазоне от года до шести лет.

    Можно сделать вывод, что наиболее целесообразно применение тепловых насосов для системы горячего водоснабжения в объектах типа кафе, ресторанов, гостиниц и т. д.

    Парадоксом является то, что в настоящее время по статистике большинство подобных установок находят своё применение не на указанных объектах, а в частных домах, где срок окупаемости больше. Причиной является недостаточная информированность потребителей о подобных технологиях, их доступности и простоте внедрения.

    Воздушные тепловые насосы De Dietrich. 10/2019. Фото 2

    Рассмотрим подробнее варианты водонагревателя с воздушным тепловым насосом Kaliko в помещении. Воздух, поступающий в ТН, может забираться с улицы и из помещения. Температура воздуха на выходе из теплового насоса на 6–8°C ниже, чем входящего воздуха. Таким образом, можно частично использовать данное оборудование и как источник холода. Это особенно актуально для установки в помещениях с избытками тепла.

    Если охлаждённый воздух не представляет интереса для использования, то его можно удалять в шахту или по отдельному воздуховоду на улицу. В такой схеме можно создать эффект рекуперации тепла, когда при работе теплового насоса для системы ГВС в помещение поступает свежий воздух, а воздух из помещения удаляется на улицу, предварительно отдавая полезное тепло на нагрев ГВС. Таким образом, достигается экономичный режим вентиляции помещения.

    Тепловой насос Kaliko от De Dietrich для системы ГВС является тем видом ТН, который по совокупности своих эксплуатационных особенностей имеет наибольший потенциал для массового внедрения: быстрая окупаемость, простота установки, гибкие схемы размещения, получение побочного холодного воздуха. Более производительные установки воздушных тепловых насосов De Dietrich представлены моделями HPI Evolution и Alezio Evolution мощностью до 27 и 16 кВт.

    Воздушные тепловые насосы De Dietrich. 10/2019. Фото 3

    Такие тепловые насосы подходят не только для нагрева горячей воды, но и для системы отопления дома и других тепловых нагрузок здания, включая даже такие высокотемпературные, как подогрев вентиляции и бассейна. Модели HPI и Alezio состоят из внутреннего и наружного блоков теплового насоса. В наружном блоке установлены инверторный компрессор, испаритель со своей обвязкой и вентилятор теплового насоса.

    Подобная установка способна поглощать тепло из наружного воздуха (температурой до −20°C) и использовать его для испарения фреона, который далее переносит полученное извне тепло в отапливаемое помещение. В помещении устанавливается внутренний блок теплового насоса De Dietrich, в котором имеется конденсатор, служащий для конденсации фреона и передачи полученного извне тепла в систему отопления, но уже с более высокими параметрами (вплоть до температуры теплоносителя +65°C).

    Удобство конструкции внутреннего блока тепловых насосов De Dietrich состоит и в том, что он уже оснащён гидравлической стрелкой, насосом отопительного контура, предохранительным клапаном и расширительным баком. Для подключения и управления системой отопления в тепловом насосе HPI Evolution имеется автоматика Diematic iSystem, способная управлять в погодозависимом режиме несколькими контурами отопления, а также системой ГВС, нагревом бассейна и т. д.

    Воздушные тепловые насосы De Dietrich. 10/2019. Фото 4

    Предусмотрено также каскадное подключение двух тепловых насосов для увеличения мощности установки и/или для целей резервирования. Резервным источником тепла может также выступать электрический, пеллетный или дизельный котёл и пр. Причём включаться данный источник тепла будет только по команде автоматики тёплового насоса De Dietrich, компенсируя недостаточные мощность или скорость нагрева.

    Для активного расширения парка установленных тепловых насосов и опыта их применения и эксплуатации в среде профессионалов и потребителей именно тепловые насосы для систем ГВС подходят наилучшим образом. Подобное оборудование при достаточной активности инженеров и заинтересованности и информированности потребителей способно в ближайшее время сдвинуть тенденцию медленного продвижения тепловых насосов в России и открыть дорогу данному оборудованию, в том числе даже более сложным решениям на базе ТН.

  • Viessmann покупает Kospel


    Покупка польского производителя Kospel усиливает позиции Viessmann на рынке инновационных электрических систем в центральной и восточной Европе.

    Группа Viessmann купила польскую компания Kospel S.A. (Kospel). Благодаря этому Viessmann расширяет свой портфель и может предложить покупателям оборудование в области инновационных электрических систем нагрева воды и отопления.

    Компания Kospel была основана в 1990 году Кшиштофом Лукасиком. Сегодня 500 сотрудников в четырех польских городах производят проточные водонагреватели, электрические котлы и резервуары для хранения горячей воды, главным образом для рынков центральной и восточной Европы. Kospel реализует более двух третьих своих продуктов в Польше, в России, через партнера ООО «Акватория тепла», а так же в соседних европейских странах. При высоком уровне роста оборот компании составляет около 30 млн. Евро. Штаб-квартира компании находится в городе Кошалини, на побережье Балтийского моря. Стороны договорились не раскрывать стоимость и условия сделки.

    Кшиштоф Лукасик, генеральный директор компании Kospel, озвучил своё отношение к сделке: » Я горжусь тем, что я развитием проекта, которому я посвятил почти тридцати лет своей жизни, займется семейный бизнес Viessmann и для меня был важен вопрос поиска в новых возможностей, когда мы вместе со всеми моими коллегами сможем продолжить развитие бренда Kospel».